ФЭНДОМ


Некромантия, или черная магия - наиболее слабоизученная школа магии. Если цветная магия оперирует полями и состояниями вещества привычного материального мира, а белая магия обращается к силам жизни и природы, то предмет черной магии более абстрактен. Черная магия состоит в общении с нематериальным миром, внеданзарскими планами бытия, душами и мыслями - и постоянными и обязательными спутниками и проводниками некроманта на этом пути являются тьма, страх и смерть.

В свое время некроманты правили Данзарсом, что едва не привело к гибели всех живых и разумных существ на планете. В итоге власть некромантов (некрократия) была сброшена, а само искусство черной магии - запрещено почти на полтора тысячелетия. Тем не менее, в последнее время наметился некоторый ренессанс некромантии - не столько появления новой магической науки, сколько выход старой из подполья.

Эльфы посредством эсперов издавна использовали некоторые некромантские практики.

Основной принцип некромантии: Все бывшее в прошлом живым, но ныне неживое - подвластно некроманту, и все, что простирается по ту сторону смерти - его мастерская.

Воскрешение мертвых Править

Следует помнить, что некромантия и никакая магия вообще не способны полностью вернуть умершее существо к жизни, сделав его таким же, каким оно было до смерти. Но определенных успехов на этом пути некроманты добились. Восставшие мертвецы не нуждаются в пище или воздухе; они принадлежат гиперпространству по своей сути, и мертвая плоть - лишь груз на астральных нитях.

  • Беспокойный дух, также известный под названиями барабашки или полтергейста, хотя может возникнуть и самопроизвольно, нередко является результатом ученических (иногда невольных, неосознанных) упражнений некроманта. Это частный вид призрака или фантома, невидимый и неосязаемый, который может проявлять себя лишь одним определенным образом - стуками, шорохами и т.п.
  • Призрак зачастую уже доступен глазу, а главное - способен на разумную беседу. Призрак может быть духом умершего, призванным, но нематериализовавшимся фантомом или душой живого, но спящего или находящегося в коме человека. Следует помнить, что то, что видит и слышит контактирующий с призраком, не существует в материальном плане - образ призрака возникает в мозгу контактера, а не перед его глазами. Поэтому призраков нельзя схватить или сфотографировать, они могут являться только одному человеку из многих и т.п.
  • Зомби и скелеты, отличаясь внешне, едины по содержанию: это останки людей и животных, которым при помощи магических методик придано то или иное подобие жизни. В принципе, случайное природное оживление трупа в Данзарсе не так уж и редко - именно поэтому поля былых сражений пользуются дурной славой опасных мест, а в обычаи большинства народов входит огненное погребение. Зомби в большинстве случаев не обладает собственным разумом - это только марионетки, движимые волей некроманта, а в его отсутствие - примитивными реакциями, в том числе и полузвериным инстинктом насыщения. Чувства, если они и есть у наиболее сложных воскрешенных мертвецов, привязаны к душе или отпечатку души и находятся в астральном гиперпространственном плане. Это означает в том числе, что для того, чтобы мертвец видел или слышал, ему не нужны здоровые, живые и функционирующие органы чувств, а для мышления - неразложившийся мозг. Он может думать и с пустым черепом, осязать и с оголенной до костей плотью. Тем не менее, способности мертвецов к восприятию материального мира редко превосходят таковые у живых и здоровых людей.

Это надо помнить: восставший скелет способен к активным действиям, пока его кости связаны остатками мышц, высохшими сухожилиями и хрящами. Развалившийся на отдельные кости скелет - всего лишь куча старых костей.

  • Личи - это наиболее сложная и могучая разновидность восставших мертвецов, когда к мертвому телу посредством зачарованного предмета (филактерии) привязывается живая, мыслящая душа. Здесь уже совсем трудно сказать, где проходит грань между жизнью и смертью и вообще, жив или мертв некромантским образом воскрешенный субъект. Некоторые некроманты считают обращение в лича возможностью обретения практического бессмертия, и отчасти они правы. Лич вполне может управлять своим телом самостоятельно, мыслить, разговаривать, продолжать досмертное разумное существование, в том числе и заниматься магией. В то же время он и не жив: в его теле не протекают свойственные жизни процессы, он не дышит и не нуждается в питании. С течением времени его плоть гниет и разлагается, как и у обычных мертвецов. Специальные магические и технические средства останавливают разложение, консервируя тело, но не навечно: вместо гниения все же идет дегидратация, обезвоживание, и восставший мертвец постепенно - против своего желания - превращается в высохшую мумию. Тем не менее, есть способ обойти и эту судьбу: употребление внутрь крови и плоти живых позволяет отсрочить увядание тела - так на свет появляются вампиры. Личи, кроме самых слабых, неуязвимы для холодного или огнестрельного оружия и заклинаний; достаточно могущественные личи не боятся огня и солнца, умеют парализовать прикосновением и внушать свои мысли другим. Одно их присутствие вселяет ужас в сердца живых. К счастью, создание лича такого калибра невероятно сложно и качественно, и количественно - за короткое время его осуществить можно, только принеся в жертву очень большое количество живых существ. Вообще, создание полноценного лича - это opus magnum некроманта, вершина его творчества, сравнимая с написанием литературного или художественного шедевра, возможное лишь раз или два в жизни - и не так уж и редко в истории некромантии оно как раз и завершало эту жизнь, когда некромант превращал в лича сам себя, обманывая смерть.

Убить лича, не уничтожив филактерию, в которую вселена его душа, невозможно; однако уничтожение филактерии приводит к мгновенной и окончательной смерти лича. Филактерию лучше всего спрятать, а не хранить при себе и не терять. Филактерия - это главная и единственная ценность в недожизни лича. Если она будет уничтожена, существование лича прекратится навсегда. Надо помнить, что филактерия - магический артефакт с большим магическим же зарядом, и хороший маг или электронный детектор все равно могут ее рано или поздно обнаружить, даже если она спрятана достаточно хорошо.

Если тело лича погибло, но филактерия была спрятана где-то в другом месте и уцелела, лич обращается в беспокойный дух - призрак или полтергейст - и может вернуться к жизни, собрав себе новое тело. А вот если филактерия погибла вместе с телом, то это уже все, окончательная смерть. Разрушение филактерии, пусть даже от природных причин, например, если она была деревянной и сгнила от влажности - это окончательная смерть для лича. Поэтому филактерии делают из менее подверженных разрушению материалов и защищают специальными заклинаниями от разложения, ржавчины и т.п. Но, разумеется, никакая филактерия и никакой лич не могут существовать вечно.

  • Отдельную категорию, чрезвычайно близкую личам, составляют демиличи. Демилич отличается от лича тем, что филактерией для него является часть его собственного тела - в нее и вселена мыслящая душа. Недостаток этого метода в том, что прочие части тела не выдерживают соседства с частью-филактерией, и очень скоро от демилича остается только она одна - никакой вампиризм и никакие заклинани в этом не помогает. Классический вариант для демилича - это живущий своей жизнью череп, но также его душа может быть заключена в отсеченный и засушенный палец или глаз.

Хорошо ли быть восставшим мертвецом? Править

Казалось бы, хорошо сделанный мертвец, особенно если речь о личе, превосходит живого человека по всем параметрам. Он не нуждается в сне и пище, его очень трудно убить, его выносливость практически ничем не ограничена, он не чувствует боли (точнее, отстраненно ощущает повреждения тела), а чувства, физические и магические возможности (если речь о полноценном личе) превосходят человеческие. И, что естественно, он практически бессмертен. Понятно, что для начинающего некроманта, только ознакомившегося с идеей лича, сама мысль быть живым мертвецом невероятно соблазнительна.

Первое, с чем сталкивается мертвец после воскрешения - это трудность управления мертвым телом. При жизни человек не даже, как многое в его организме управляется автоматически, при помощи взрощенных миллионами лет эволюции природных механизмов. Разум просто пользуется этими механизмами как передаточными звеньями. Человек хочет поднять руку - и по нервным волокнам бегут импульсы, десятки мышц двигаются согласованно, меняется давление крови в сосудах. Ходьба - это согласованная работа всего опорно-двигательного аппарата, сопряженная с сохранением равновесия и точным и аккуратным переносом центра тяжести.

Мертвецу приходится оперировать "чужим" телом - даже если не так давно, всего-то до смерти, оно было его собственным. И это очень трудное занятие. Он может управлять любой частью тела, сократить любую мышцу - но как заставить их работать согласованно? Это поначалу ставит мертвеца в тупик. Можно представить себе марионетку из многих сотен деталей, к каждой из которых привязано по нитке, а вместо обычной крестовины все это управляется каким-то замысловатым станком со множеством колес и рычагов. Кукловод дергает за одну нитку, затем за другую - марионетка дергается и падает, запутывая нитки; кукловод их распутывает и понимает, что обречен изучить и вызубрить множество комбинаций до автоматизма, чтобы руки сами помнили, что делать. Положение же мертвеца еще тяжелее, так как полностью автоматического воспроизведения, когда инструмент становится продолжением руки, он не добьется никогда - у него и собственные-то руки как чужие.

Движения мертвецов всегда отрывистые, механические, им недостает плавности и гибкости движений живых существ. Это касается даже самых сильных личей - даже те из них, кто может двигаться гораздо быстрее обычного человека, не могут похвастаться грацией и изяществом движений. Многое из того, что естественно получается у живых существ, мертвецу недоступно в принципе - железы внутренней секреции мертвы и не могут вырабатывать никаких гормонов, сердце не бьется и не может повышать или понижать давление в сосудах.

Но положим, что мертвец кое-как научился справляться с собственным телом и даже превзошел живого человека в этом. Что мешает ему жить человеческой жизнью, получая от нее удовольствия? Ответ "отсутствие человеческих чувств" по большей части неполон, а нередко и напрочь неверен - мертвецы сохраняют одно или несколько человеческих чувств, а иногда - речь о личах - и более обостряют их, чем человек: они могут видеть в темноте, слышать на большом расстоянии или различать неслышимые звуки среди очень громких и т.п.

Правильный ответ таков: эмоциональное отупение. Смерть накладывает на душу свой неизгладимый отпечаток. Мертвец уже никогда не сможет получить полноценного удовольствия. Его можно сравнить с очень старым, уставшим от жизни человеком, единственная мечта которого - чтобы от него отцепились и дали отдохнуть. При этом ни отдохнуть, ни даже умереть он на самом деле не может: чудесный дар оборачивается проклятием. Лич почувствует вкус вина или сладостей, но не сможет смаковать это ощущение - оно так же отстранено и нейтрально, как и боль, да и ощущение сытости не придет никогда - как и ощущение голода (то, что принимается за таковое у плотоядных зомби - всего лишь реализация инстинкта, совершенно не связанная с реальными потребностями организма). Алкоголь или наркотики никак не действуют на организм мертвеца с напрочь отрубившимися системами пищеварения и всасывания - с таким же успехом можно было обливаться водой. Книги, фильмы, театр, спорт - все это воспринимается сознанием мертвеца, но не вызывает у него никаких чувств; он сродни философу-аскету, отгородившемуся от мира и отчужденно наблюдающим за окружающей вселенной и самим собой. Мертвец не испытывает никаких сильных эмоций, а лишь их тени, и в основном негативные, вроде слабой тоски или зависти к живым: аскет отгородился от жизни сознательно и может вернуться к ней, если захочет, мертвец же ничего не может сделать со своим положением.

Очевидно, что секс и любовь мертвецам недоступны. Опять же, для живого организма речь идет о чрезвычайной сложных мышечных и гормональных процессах; для мертвеца воспроизвести их - все равно, что предложить начинающему музыканту, только разучившему "Чижика-пыжика", сыграть какую-нибудь сложную симфонию на органе с тридцатью рядами клавиш, половина из которых к тому же сломана. Но, более того, самая важная составляющая любви происходит именно в умах и чувствах любовников - и вот это мертвецу полностью недоступно.

Отсутствие эмпатии, неспособность к сопереживанию - это общая черта всех мертвецов. Вообще, ослабление эмпатии не так уж и редко встречается и у живых людей, особенно оторванных от мира и неопытных в общении; но у восставших мертвецов оно тотально и всеобъемлюще. Мертвец никогда не сможет догадаться, что чувствует и что думает живой человек или другой мертвец. Для него окружающий мир - мир черных ящиков, подающих какие-то недешифруемые сигналы. Пожалуй, именно потому мертвецы зачастую так жестоки - они не воспринимают и не проецируют на себя чужих чувств, почти не имеют собственных и потому опираются лишь на то, что доступно глазам и ушам.

"Очень хорошо", скажет некромант, "но мне и не нужны эти розовые сопли: я, как холодный и рациональный интеллект, только возвышусь над людьми, избавившись от ненужных чувств". Увы, есть еще и интеллектуальное отупение. Было бы соблазнительно воскрешать умных, даже гениальных людей, заставляя их интеллект служить вечно - но увы, смерть и вселение в материальное тело тупят остроту интеллекта. Мертвецы всегда немного глупее живых людей, точнее, восставший из мертвых немного глупее, чем он был при жизни, и прежних высот уже никогда не достигнет. Математику труднее решать уравнения, писателю - подбирать слова и фразы, военачальнику - продумывать планы сражений. Гений, вернувшись с того света, станет просто талантом (и все равно будет превосходить большинство живых людей), талант - посредственностью, посредственность - дураком, а дурак - вовсе безмозглым чурбаном. На свете существует очень много произведений искусства, научных теорий, книг об устройстве мира, написанных живыми, и очень мало творений, созданных мертвецами - хотя и нельзя отрицать, что они все-таки есть. Отсутствие эмоциональных стимулов плюс интеллектуальная деградация рождают полную инертность и бездеятельность, в лучшем случае замененные механическим, одержимым, многолетним выполнением какой-то одной работы.

Ощущение отупения свойственно и людям при болезни, тяжелых физических нагрузках, долгих перерывах в интеллектуальной работе, но они всегда могут утешить себя мыслью о том, что выздоровеют, отдохнут, заново войдут в курс дела - и все будет по-старому. Мертвец же уже не может поумнеть, он может лишь глупеть дальше. Степень деградации и ее продолжительность зависят в значительной степени от поднявшего мертвеца некроманта: хорошо сделанный лич "всего лишь" опускается до определенного интеллектуального уровня и остается на нем уже на долгие века, тогда как плохо сделанный зомби может, будучи вначале довольно разумным существом, довольно быстро скатиться до совершенно скотского состояния. Особенно это опасно для вампиров, так как их охота за живыми, потребление крови и плоти нередко сопряжены с интеллектуальной деградацией - а восполнить эти потери уже нельзя!

Наконец, последнее проклятие мертвеца - это покорность хозяину. Пусть на свете полно стихийно воскресших трупов, свободных мертвецов, вольных умертвий - но большинство мертвецов связаны с тем некромантом, который их поднял. Для слабых духом мертвецов в любовь и преданность хозяину изливаются все их остатки чувств. Даже у сильных и независимых личей умственно-эмоциональная связь с некромантом относительно сильна. Хотя по сравнению с человеческими эмоциями это не чувство, а бледная тень чувства, оно многократно превосходит все прочие эмоции мертвеца.

В каждом некроманте есть что-то от мертвеца, а у поднятых им мертвецов - что-то от их поднявшего некроманта. И все-таки некромант остается живым существом со свободной волей, а вот мертвецы с их ослабленными чувствами и интеллектом автоматически отводят себе роль рабов - на это работают и связывающие их заклинания. Мертвец никогда не поднимет руку на хозяина и не будет напрямую противоречить его приказу. Другое дело, что самому мертвецу приказы хозяина (именно что приказы, а не сам хозяин) абсолютно чужды и неинтересны, и исполнять он будет их отнюдь не творчески, а если представится возможность - будет всячески отлынивать. Неразумный зомби - бездумный робот, которому можно поручить лишь самые примитивные задачи; разумный мертвец, будь он самым могучим личом - раб ленивый и бездеятельный, которого надо без конца погонять и за которым надо присматривать, иначе он ничего не будет делать.

Итак, у мертвецов нет никаких физиологических потребностей, но нет и удовольствий, их инстинкт самосохранения притуплен, дружба и привязанность иначе как к хозяину (а нередко и вообще ни к кому!) для них - пустые слова, самоуважение, признание других, поиск новых впечатлений, познание, самовыражение - все это для них утомительно и скучно. Как было уже сказано выше, мертвец подобен старому, усталому человеку, желающему лишь, чтобы его никто не трогал.

Обнаружено использование расширения AdBlock.


Викия — это свободный ресурс, который существует и развивается за счёт рекламы. Для блокирующих рекламу пользователей мы предоставляем модифицированную версию сайта.

Викия не будет доступна для последующих модификаций. Если вы желаете продолжать работать со страницей, то, пожалуйста, отключите расширение для блокировки рекламы.