ФЭНДОМ


Луддизм - мировоззрение, рассматривающее машины, технику и, в крайних своих формах, вообще цивилизацию и культуру как источник зла и видящее благо в их скорейшем уничтожении. Этот взгляд на вещи охватил мир после Ошской катастрофы и отбросил цивилизацию на многие века назад. По сей день мягкая форма луддизма, снабженная множеством оговорок, является официальной идеологией Риганхейма.

Идеология радикального луддизма Править

  • Гуманитарные науки, искусство, литература преступны, поскольку развращают человека, показывая ему порочность других людей, картины бедствий и насилия. Если бы не они, человек в неведении был бы благороден и прекрасен, как только лишь созданный.
  • Точные и естественные науки бесполезны, ибо ничего не дали человеку для его совершенствования. Не зная законов устройства мира, он не был бы хуже, а зная их - стал бы хуже, ибо вызываемое излишним знанием тщеславие - опаснейший из пороков.
  • Машины опасны, ибо делают человека слабее; он становится от них зависимым, жиреет, глупеет и опускается. Если машины будут удовлетворять все потребности человека, то он, лишившись желаний, обратится в растение и вовсе исчезнет с лица Данзарса, оставив после себя лишь бесполезные машины.
  • Поэтому нужно отказаться от машин и науки, возвратиться к природе, ограничившись лишь минимумом необходимого для существования, и заняться собственным внутренним миром, собирая богатства духовные, а не материальные - так, как это уже многие века делают эльфы.

Дочумный луддизм Править

По-видимому, призывы к разрушению машин и городов впервые возникли еще до Чумы, через 200 лет после Эпохи Багряных Облаков, когда бурное индустриальное развитие Шадарака и связанные с ним социальные потрясения совпали с возрождением интереса к эльфийской культуре. Отчасти под влиянием эльфов, верующих в святость всего живого и живущих в гармонии с природой, отчасти из отрицания технического прогресса, ухудшившего (по мнению пралуддитов) жизнь человека была выработана философия "возвращения к природе". Она не заходила далеко, но заложила теоретические основания технологической катастрофы после Чумы.

Луддизм во время Чумы и Темные Века Править

Принципы луддистского учения были применены на практике после Ошской катастрофы, когда сильнейшее и богатейшее государство мира - Ош - было вычеркнуто с географических карт, а Соединенный флот, пытавшийся остановить Чуму, был вынужден с большими потерями отступить от острова, увозя с собой беженцев. Очевидно было, что любые достижения человеческого разума, примененные на этой войне с бесформенным врагом - Чумой - оказались совершенно бесполезными. Тем не менее, Чума не была воспринята как стихийное бедствие, а именно как разумный враг; десятки тысяч жителей Оша, солдат и матросов Соединенного флота, наблюдая за поведением Чумы, укрепились в той мысли, что это живое существо, преследующее некую цель - разрушения всего созданного человеческими руками.

Ошский предел, установленный южными магами, был поначалу сочтен (в том числе и ими самими) временным решением. Мало кто предполагал, что Чума задержится за ним надолго; установка предела воспринималась как кратковременная передышка перед окончательным концом света. Пока трезвомыслящие маги и ученые пытались разработать новые средства борьбы с Чумой, массами населения развитых стран овладела паника, приведшая к гражданским войнам и всеобщему увлечению идеями чумопоклонничества или же луддизма. Но если раннее чумопоклонничество было верой пассивной, то чумный луддизм был активен. Подразумевалось, что Чума - это кара за грехи человеческой цивилизации и ради выживания человечества цивилизацию (в первую очередь машины) следует уничтожить, и тогда Чума уйдет сама собой.

История риганхеймского луддизма - черная страница в истории королевства: в число луддитов вошел сам король и множество его приближенных, и государственная машина занялась упоенным разрушением самой себя. Даже Эпоха Багряных Облаков не нанесла королевству такого вреда, как постчумный луддизм (хотя потери в населении и несопоставимы). Гвара, Прит, старый Иис были превращены в руины своими же жителями; к 318 году, когда на престол взошел новый король, начавший попытки свертывания луддистского движения, в стране не осталось ни одного воздушного корабля, ни одной электростанции. Дно залива к северу от Гвары по сей день усеяно ржавыми останками кораблей Соединенного флота, благополучно ушедших от Оша, но затопленных собственными экипажами у собственного порта приписки. Следует отдать должное Братствам Стихий, которые, несмотря на собственное обнищание и потерю всякого авторитета, сумели дать прибежище крупным ученым, магам и сохранить обширные библиотеки. Благодаря этому спустя многие десятилетия оказалось возможным возродить цивилизацию на магических началах.

Осскильская власть не поддалась заболеванию луддизмом, однако попытки жестоко подавить луддистские движения вызвали жесточайшее противодействие. В Осскиле образовалось параллельное луддистское правительство, обе стороны поспешно вооружились, и более ста лет протекли под знаком гражданских войн, со временем ставших даже не двух-, а трехсторонними - первоначальная власть все-таки рухнула, не выдержав войны с оппозицией, но на ее месте появились сразу две вооруженные силы, равно грызущиеся и со старой оппозицией, и друг с другом. Положительным явлением здесь было то, что силы осскильцев были отвлечены все-таки на гражданскую войну, а не на луддизм, не позволив им сознательно растоптать собственную культуру и впасть в варварство; в итоге Осскиль вообще оставил луддистские идеи, предавшись технократии и отрицанию магии.

Если в Риганхейме сохранились останки централизованной власти, а храмы сохранили старые знания, что позволило со временем восстановить государственность, то Норсе и Бадрос после событий на Оше на века погрузились во тьму. Те немногочисленные машины и знания, что были вывезены с Шадарака, были уничтожены сразу после Чумы, и Бадрос был отброшен на многие столетия назад, да так и не смог оправиться и по сей день, Норсе же утратила всякие связи со старой человеческой цивилизацией, довольно быстро растеряла завезенные до Чумы технологию и была вынуждена строить собственную культуру с нуля.

Современный "мягкий" луддизм Править

Вероятно, современная риганхеймская цивилизация с ее множеством магических устройств, воздушными кораблями, огромными зданиями, медными дорогами и т.п. была бы воспринята луддитами IV века как "машинная", преступная и подлежащая уничтожению. Риганхейм никогда официально не отказывался от луддистских идей, но переработал их так, чтобы оправдать свой нынешний прогресс, заявив: "Мы управляем волшебством, а не оно нами; машины могут делать машины, но без воли мага никакого волшебства не совершится". Фактически под луддистское отрицание попадает лишь то, что и так не функционирует в антитехническом поле Риганхейма - сложные механические и электронные устройства, которые риганхеймцы могут уже совершенно спокойно считать "порочными", "убивающими природу" и "растлевающими человека".

Современный ультралуддизм Править

Ультралуддизм, исповедуемый некоторыми малочисленными фанатиками, распространяет понятия грешности с машин и на риганхеймскую магию, и вообще любую культуру и требует абсолютного возвращения к природе, сознательного превращения в дикарей или даже животных, чему способствует феномен оборотничества - подчас в вервульфы под влиянием религиозных фанатиков-оборотней добровольно обращались целые деревни).

Смотри также Править